Централизованная библиотечная система города Витебска

Проекты

кнопка почетные граждане 1

кнопка нв сайт гордость и слава витебска

ellipsis

боковой банер 2
сценарии 1

наши издания

Храмы Витебска

Наши партнеры

logo

Поиск по сайту

2020.jpg

Яндекс.Метрика

7 июля 1912 года в селе Сальково Полтавской губернии родился Иван Данилович КУДРЯ советский разведчик, Герой Советского Союза.


    После призыва в армию проходил службу в пограничных войсках на западной границе. Командованием был рекомендован к учёбе в училище НКВД, после окончания которого направлен на службу во внешнюю разведку. C 01.02.1939 - лейтенант государственной безопасности.

    В своей повести «Два года над пропастью» генерал-майор Виктор Дроздов, один из руководителей 4-го (диверсионного) Управления НКВД СССР, в том числе операций по минированию столичных объектов осенью 1941 года, пишет: «24 сентября, когда склад уже был заполнен, в очередь встал плечистый коренастый мужчина лет сорока в простой рабочей одежде. Одним из последних вошёл он в глубь магазина «Детский мир», где было устроено хранилище. Он аккуратно поставил свой приёмник подальше от входа и ушёл. А когда наступил комендантский час и все жители Киева находились уже дома, в складе радиоприёмников раздался взрыв. И тотчас же второй, ещё более мощный удар потряс воздух. Это сдетонировала взрывчатка, хранившаяся в соседнем здании. Здание взлетело на воздух. Под обломками погибли сотни гитлеровских офицеров, работников комендатуры и гестапо. Сам комендант города Киева, подписавший приказ о сдаче радиоприёмников, вылетел в окно. Чудом он остался жив: протез, который был у него вместо одной руки, самортизировал его падение. Первый подарок Максима и его товарищей фашистским захватчикам был преподнесён».
    Никому бы и в голову не пришло, что за внешне добродушным, всегда улыбающимся лицом сына репрессированного священника, великолепно говорившего по-украински, скрывается хладнокровный отважный разведчик, руководитель нелегальной резидентуры НКВД, лейтенант госбезопасности Иван Данилович Кудря (оперативный псевдоним Максим). Легенда и образ были подобраны идеально. Кудря без проблем прошел все проверки на лояльность и даже считался перспективным у немцев. Именно группа Максима и провела в Киеве акцию возмездия, о чём в Москву ушла соответствующая радиограмма. По свидетельству Анатолия Кузнецова, третий взрыв поднял на воздух дом напротив — с кафе-кондитерской, забитой горами противогазов, и расположенными там немецкими учреждениями. Вслед за этим взорвался кинотеатр «Старт» — как раз в тот момент, когда немецким солдатам показывали в нём хронику Wochenschau...
    Взрывы раздавались с пугающей периодичностью в самых разных частях Крещатика, и в этой системе ничего нельзя было понять. Немцы метались, как в мышеловке. Они оцепили весь центр города и откуда-то самолётом срочно доставили длинные шланги, протянули их от самого Днепра через Пионерский парк и стали качать воду мощными насосами. Но вода до Крещатика не дошла: среди зарослей парка шланги кто-то перерезал...Последствия были ужасающими: исторического центра Киева больше не существовало. Остались только сплошные завалы, на расчистку которых ушло ещё не меньше месяца.

    В начале октября Адольф Гитлер заявил (приказ № S.123 от 7 октября 1941 года), что «ни один немецкий солдат не должен вступать в Москву и Ленинград... Ленинград может быть заминирован, поэтому вводить туда войска нельзя... Население нужно принудить к бегству из города при помощи артиллерийского обстрела и воздушной бомбардировки». Таким образом, благодаря действиям группы Максима Гитлер отказался от идеи взятия Ленинграда, что повлекло за собой срыв намерений противника повернуть основные силы группы армий «Север» для наступления на Москву, а это около 30% всех войск, выделенных верховным командованием сухопутных сил вермахта для проведения операции «Барбаросса». По этой же причине фюрер не рискнул разместить в Киеве свой рейхскомиссариат «Украина», спрятав его в расположенном среди лесов Ровно, куда в июне 1942 года прибыл разведывательно-диверсионный отряд «Победители», в составе которого под видом немецкого офицера Пауля Зиберта действовал Николай Кузнецов.

    Отряд «Победители», как и нелегальная киевская резидентура Максима, подчинялись 4-му Управлению НКВД СССР, которым руководил старший майор ГБ Павел Судоплатов. Помимо задач разведывательно-диверсионного характера перед группой Ивана Кудри был поставлен и ряд специальных заданий. В своих воспоминаниях Павел Анатольевич отмечает: «Группа должна была проникнуть в украинское националистическое подполье, на которое немецкое командование делало серьезную ставку. Последние годы после окончания пограничной школы Кудря боролся с украинскими националистами и хорошо знал особенности и специфику этого движения. Имея опыт работы в составе нашей оперативной группы во Львове, он занимался разработкой связей украинских националистов с немецкими разведывательными органами. Это был молодой, способный, энергичный работник». Лейтенант госбезопасности имел серьезный опыт работы, в первую очередь с украинскими националистами. Именно он был куратором Ярослава Горбового, агента с позывным "Буй", друга Степана Бандеры, арестованного во Львове в марте 1940 года, перевербованного и вновь отправленного в штаб ОУН.

    Ивану Кудре, получившему фамилию Кондратюк, был назван ряд лиц и даны их адреса, с которыми ему следовало связаться по паролям уже после оккупации Киева немецкими войсками. Мария Ильинична Груздова — по легенде, жена Максима — в результате знакомства с неким Лютинским, занимавшим при немцах должность начальника жилуправления Центрального района, стала домоуправительницей на улице Кузнечной,4/6, где обосновался вербовочный пункт абвера. Подписавшие контракт — обычно из числа националистов, дезертиров и военнопленных — получали по сто марок, колбасу, муку, крупу и сахар, после чего направлялись в полтавскую разведшколу (Абверкоманда-102) для проверки и последующей заброски в советский тыл. На правах мужа Иван часто заходил на Кузнечную и собранные сведения записывал в обычную школьную тетрадку в линейку. Сейчас эта тетрадка в голубой обложке, найденная в одном из помещений киевского гестапо после освобождения Киева 6 ноября 1943 года, хранится в личном деле Ивана Кудри. Твёрдым и аккуратным почерком на её третьей странице написано: «Завербованы и переброшены в СССР немцами» — и далее 87 фамилий и адресов предателей и шпионов.

    «Кудря был прирожденный разведчик: хладнокровный, не терявший головы даже в самой сложной ситуации, отважный, терпеливый, великолепно знавший украинский язык. Кроме того, Иван отлично умел уживаться с людьми, быстро завоевывал симпатии. Не знаю человека, который не был бы дружески настроен к этому обаятельному, жизнерадостному, всегда улыбающемуся парню», — вспоминал о нем годы спустя один из офицеров разведки.

   Советский разведчик сосредоточился на работе в оккупационном Киеве, опираясь на работу своих помощников. Среди них была популярная украинская актриса, примадонна киевской опера Раиса КАПШУЧЕНКО-ОКИПНАЯ, немецкая антифашистка Евгения БРЕМЕР, жена репрессированного советского писателя Мария ГРУЗДОВА и подпольщик Жорж ДУДКИН, который среди белого дня успешно ликвидировал в Киеве майора немецких войск. 37-летняя золотоволосая красавица Евгения Бремер была лучшей подругой Раисы Окипной. Немцы знали, что муж Бремер репрессирован, и считали ее своей - "фольксдойч". Именно она переодела, снабдила документами и вывела из занятого немцами Киева девятнадцать советских офицеров. По заданию "Максима" Евгения собирала сведения о военных перевозках, графике поездов, о грузах и специальных эшелонах...

    Помимо покушений на оккупантов, люди Кудри собирали данные о сотрудничавших с гитлеровцами коллаборантах и сумели передать информацию о направлявшейся на фронт боевой технике немцев. Руководимые Кудрей боевые группы провели ряд крупных диверсионных актов, в частности, на железнодорожной станции Дарница, на трамвайной линии города. Также они взрывали мосты, устраивали пожары на заводах, пускали под откос эшелоны с гитлеровскими войсками, уничтожали фашистские машины и катера.
    «Максиму» также удалось привлечь к сотрудничеству своего бывшего подследственного, петлюровца Тараса СЕМЕНОВИЧА по кличке Усатый, которого он лично допрашивал в 1940 году во Львове и затем отпустил. Теперь Усатый служил переводчиком в одном из подразделений немецкой полевой жандармерии, и через него проходили все заявления предателей разных мастей об оставшихся в городе коммунистах и комсомольцах. Именно от Усатого Максим узнал о строительстве сверхсекретного объекта в районе Винницы.

    Ближайшей сотрудницей Ивана Кудри была прима Киевского оперного театра Раиса Окипная. До войны она блистала на подмостках Винницкого музыкально-драматического театра и согласилась съездить туда «на гастроли», для чего обратилась за разрешением к немецким властям. Но ни она, ни Максим не могли знать, что в 8 км от Винницы строилась ставка Гитлера «Оборотень» («Werwolf»), и все, проявляющие интерес к Виннице, тут же попадали в поле зрения полиции безопасности и СД...

    Однажды какая-то женщина бросилась к Раисе, со слезами на глазах уверяя, что помнит её по винницкому театру. Женщину звали Наталья Францевна Грюнвальд, позывной в СД «Нанетта». Оказалось, что она заведует лабораторией в больнице на Трехсвятительской. Это заинтересовало Максима (по легенде он был студентом-медиком), и Раиса представила его Нанетте как своего жениха. 5 июля 1942 года, за 2 дня до 30-летия Ивана Кудри, его и Раису Окипную арестовало гестапо.
    День за днём их подвергали жестоким истязаниям на протяжении 3 месяцев. Без содрогания невозможно читать опубликованный в одной из киевских газет рассказ матери Раисы. Немцы истязали актрису с особым цинизмом, мстя за свои прежние восторги перед ней. Однажды сотрудница гестапо принесла родителям Окипной пакет. Мать развернула его и увидела носок Раи, а в нем — ее спутанные и окровавленные волосы...
    «Это был камень. Тело его было черным от побоев. Первые три дня он вообще не говорил. Потом он назвал себя: Иван Кондратюк, студент. Это было единственное, что удалось вытянуть из него», — вспоминал об Иване Даниловиче после войны один из сотрудничавших с немцами охранников Дарницкоко лагеря. Жертвой фашистских чисток стал и 11-летний Казимир (Казик) Гапоненко. Причем юный герой так и не сказал пытавшим его гестаповцам ни слова о явках подпольщиков. А ведь именно этот щупленький маленький мальчик был связным группы Ивана Кудри.
Раису Окипную и ее подругу Евгению Бремер расстреляли в урочище Бабий Яр 6 ноября 1942 года. Место и время казни Ивана Кудри неизвестны.
    Уцелевшая часть подпольщиков продолжала действовать под руководством друга Кудри Дмитрия СОБОЛЕВА. Фашисты раскрыли и расстреляли Соболева за два дня до освобождения города...
   Сообщения об этих героях появились в советской прессе только в 1965 году, когда Кудре посмертно присвоили звание Героя Советского Союза.

 

КИЕВСКОЕ АНТИФАШИСТСКОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ

   15 октября 1941 года параллельно с подпольными партийными организациями, оставленными при отходе из Киева частей Красной Армии, был создан подпольный горком КП(б)У и девять районных Оргбюро. Было создано одиннадцать партизанских отрядов, которые насчитывали более 4400 человек. Отметим, что общая численность советских партизан и подпольщиков на территории Украинской ССР в 1941-1944 годы оценивалась на уровне 220 тыс. чел. в составе 53 партизанских соединений, 2145 партизанских отрядов и 1807 партизанских групп («История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945»).      «В Киеве наряду с основными подпольным горкомом и девятью райкомами были созданы запасной, дублирующий горком партии, а также 9 подпольных райкомов комсомола, 37 подпольных партийных и комсомольских организаций и диверсионных групп. Все они были обеспечены необходимой материально-технической базой. Подпольный горком партии подобрал 40 конспиративных и явочных квартир, организовал несколько небольших типографий. В разных местах города было установлено 10 радиоприёмников»(там же).
    Подпольщиков готовили в разведшколах заранее, еще до войны. В некоторых источниках указывается, что при этом не всегда соблюдали правила секретности (никто и не думал, что Киев когда-то придётся сдать врагу). Впоследствии многим резидентам такая беспечность организаторов стоила жизни.
    Но, несмотря на потери, антифашистское подполье действовало в каждом районе Киева, да так, что земля буквально горела под ногами захватчиков. В конце сентября подпольный горком создал штаб диверсионно-подрывной деятельности, начали работу боевые группы. Помимо подпольного горкома в Киеве действовали шесть общегородских подпольных организаций. Эти организации, в частности, действовали на предприятиях, обслуживающих гитлеровскую армию. Уже в конце сентября 1941 года на заводах стали в большом количестве выходить из строя станки и оборудование. Действовали в городе и подобные краснодонской "Молодой гвардии" молодежные подполья. Особой смелостью и дерзостью выделялись ребята организации "ДНЕПР".

    Историки цитируют письмо бывшего петлюровского министра Огиенко, который, прожив несколько месяцев в Киеве, писал своему приятелю во Францию, что население смотрит на украинских националистов «так, как когда-то, наверное, смотрели киевляне на татар-завоевателей».
«Никакой пощады нам. Вокруг нас одна жестокость. Всех приезжих украинцев, то есть нас, называют фашистами, шпиками, сообщниками Гитлера... Это правда, друг... Немцы действительно поручают нам с человеческой точки зрения самые мерзкие дела».
   Для немецких оккупантов эти дни лёгкими не были — с первых же дней они столкнулись с организованным сопротивлением.
   Партизаны, действовавшие в Киеве и в окрестностях, ликвидировали более 30 тысяч гитлеровцев и их приспешников, пустили под откос 259 железнодорожных эшелонов, разгромили 103 немецких гарнизона, совершили нападения на 249 полицейских комендатур. Были уничтожены 333 склада боеприпасов, разгромлены 282 районных сельских управы оккупационного режима. Были и провалы. В результате предательства в октябре 1941 года гитлеровцами были схвачены почти все члены подпольных горкома и райкомов партии.
   Подвиг героев Киевского подполья был оценен — 1317 человек были награждены орденами и медалями.

  Оккупация Киева длилась 778 дней и закончилась с приходом советских войск 6 ноября 1943 года. После освобождения города героев-подпольщиков призвали в действующую армию и многие из них прошли с боями до самого Берлина...240320 5

Вход на сайт

Афиша мероприятий

.jpg

Социальные группы

VK

uni.png

vit.png